Не расплескайте океаны

Она медленно шла и машинально пинала дырявые желтые грязные листья, щедро разбросанные дыханием ветра по аллеям парка. Она не гуляла, в очередной раз она успокаивалась.

 

Нет. Не то. Ещё раз… Это была зима. 

Она медленно шла и машинально пинала белоснежный пушистый снег, красиво насыпанный облаком по стёжкам-дорожкам парка.

 

Нет! Снова не то... Это была весна. Грязная и промозглая весна…

Да какая разница, чёрт возьми, всегда одно и то же. В любой сезон. Много лет.

 

… – Дети, всё устроено циклично. Времена года,  зима-лето, день-ночь… – почему-то вспомнился противный голос школьной училки.

 

– Будь неладна эта цикличность… Почему нам врут с самой школы? Красивое слово – «цЫклиииичность». Круг! Этот чёртов замкнутый круг! И ты лошадь внутри него. ЛОШАДЬ! Лошадь без ёжика – мультяшного друга в тумане.

 

– Аааа, пришёл! Думала, проспишь. Ан нет, глянь, не успела вспомнить, а ты уже на месте – обратилась она к своему кому в горле, который уже занял своё привычное место.

Она давно называла его ёжиком, ежом, ежищем. С каждым разом он становился всё больше и больше, нагло занимая всё горловое пространство, напрочь сбивая дыхание и причиняя невыносимую колючую боль. Иногда он перемещался в грудь и колол оттуда.

 

– Ты, наверно, Растишку лопаешь, сколько можно расти? Не помещаемся уже ни во что! Смотри, какой размер носим!

 

… – Ты много ешь, потому, что плохо учишься. Заедаешь своё нежелание быть хорошей девочкой. Учи лучше уроки, говорю тебе! Вырастешь дурой, да ещё и толстой, никого у тебя не будет. Ни-ко-го.

 

Мамина странная забота, как мантра, руководство и указание на всю жизнь. Материнское заклятие. И хочется нарушить ослушаться, и следуешь, как заворожённый – «заедай, когда не получается; всё без исключения заедай». Ёжик пошевелился, сердце сжалось, на висках запульсировали венки.

 

Никого и не оказалось. Всё, как напророчила.

«Никого» – уже настало в самой школе и благополучно перешло во взрослую жизнь.

 

С тех пор говорила она тихо – пусть прислушиваются, а ходила медленно – пусть подстраиваются. Она – большой начальник. Биг-босс-леди.

 

– И вот, я успешная женщина (с пафосом объявила она себе)… как там этот возраст социология называет? И я руководитель – руками водитель. Дирижёр безынструментального оркестра бесполезных, глупых и неповоротливых людей.

 

Уже тогда, в детстве, железно было решено: «Вырасту – обязательно изучу, как понимать и читать мысли людей, по микро движениям, по… по всему. Они ещё только замыслят – а я уже знаю у кого и что ко мне. Они ещё и подумать не успеют, а я все слабые места вижу и бью туда. Какая разница они это были или нет, эти тоже в школе кого-то в угол загоняли всей толпой. Толпа вы и есть. Всё на пальцах объяснять надо…

 

Ежик не уходил. Привычная схема уже несколько месяцев, как перестала работать. Не помогло и на этот раз.

Тяжело и устало она выдыхала, пытаясь освободить место для новой мысли.

 

…– Ладно. С понедельника диспансеризацию пройду. Может, со здоровьем что, поэтому ком не проходит и злюсь постоянно. И не думайте там (с вызовом бросила она в сторону шоссе, торгового центра, в сторону людей), что я к вам захотела, это я так… для себя пойду.

……………..

 

Цинизм! Ирония! Сарказм! – вот они короли макияжа души. Вот за кем не видно, что сердце в кровь изорвано, а душа выжжена и вытоптана.

 

Уродливая форма исповеди, где ты, как бы, почти публично признался.

 

Когда человек делает это, то подсознательно или нет, но ожидает в ответ волну порицания: «Слава мне и моей смелости… ещё раз попытался, ведь и поругали даже, ну всё – уже наказан. Услышано. Прощено. Отпущено…»

 

Да хорошо бы, но нет. Истинного признания не было, узел не распутан. И эти языки, Языки. ЯЗЫКИ!!!

– Ах. Какие вы ядовитые и хлёсткие, все вы внутренние уроды. Ничем не лучше меня. Даже хуже, в разы. А я не бесчувственная, у меня есть чувства, просто их мало осталось, да вы много и не стоите.

………………

Когда мало чувств – большой сосуд не нужен.

Малодушие – маааленькая ёмкость для души, скомканный мешочек, перевязанный нитями и шнурами обид, претензий, мести. Что в такую «сумочку» может поместиться? Ну, разве что, страх за потерю своего комфорта, немного беспокойства за то, что кто-то обойдёт на дистанции жизни или отнимет то место, которое так долго украшалось, выпестовывалось, завоёвывалось. Немного зависти, чтоб двигала вперёд с себе подобными, немного… Оооооо, уже и так много!

 

А ведь когда-то, совсем давно, было иначе… Сколько всего там было положено и заботливо размещено по полочкам Создателем, родителями и другими дорогими и важными людьми. Душа была сияющей, открытой и великой.

Великодушие – сосуд других значений – БОЛЬШАЯ, ВЕЛИКАЯ ДУША. Она ничего не вмещает, не стремится это делать, потому что она – уже есть КОСМОС, она – есть ЗАКАТЫ И РАССВЕТЫ, она – есть ВСЕ ЖИВОЕ И СУЩЕЕ.

Она не делит людей на плохих и хороших. Она их делит на таких же, как она и «заболевших» – тех, кого пнули в его открытость и искренность, плюнули в его верность, однажды больно царапнули… и с тех пор больно царапают везде.

Великодушие знает, что цинизм, ирония, сарказм – это замкИ нового поколения. Кто же сунется по своей воле открывать этот хитрый код, когда пароли и шифры даже сам хозяин срочно забыл на всякий случай. Кто же сунется…

 

Цинизм! Ирония! Сарказм!

Шутка менее безобидна. Если человек смеётся над кем-то, то он уже видит и почти знает, что у него это тоже есть «Слава богу, я не такой» – думает одна из его частей во внутренней тишине.

 

Если смеётся над собой – почти осознал и даже способен с этим жить. Способен, но ещё не живёт. Или живёт, но ещё не совсем.

И это уже не то состояние, когда от боли бросаешься на внешний мир в срочном поиске виноватого.

 

Внутри. Все «болезни» внутри. И боль израненного сердца, и боль измученной души.

 

И хорошо, что есть эта цикличность – времена года, зима-лето, день-ночь. Это значит, что ты жив. И когда жив, то начать исцелять свою душу, наводить порядок в чувствах и восстанавливать связи можно начать в любой момент.

 

И если ваша душа болит, мёрзнет или перестала чувствовать жизнь – давайте разбираться вместе.

 

 

 

 

…«Важна только жизнь,

остальное всё и всегда поправимо!»

Please reload

Поделиться с другими

 

Интересует услуга? Позвоните

+7 (916) 069-36-82

Или напишите...